БИБЛИОТЕКА
МАНИПУЛЯЦИИ
ЗАБОЛЕВАНИЯ
БАЗОВЫЕ ВОПРОСЫ;
КУРОРТОЛОГИЯ;
ССЫЛКИ
О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заботы перед грядущими испытаниями

Война... Здравоохранение... Какая неизмеримо глубокая пропасть лежит между этими понятиями! Войны являются величайшим бедствием для народов. Они неизбежно сопровождаются неисчислимыми жертвами и лишениями, приводят к обнищанию, к увеличению заболеваемости. В этом отношении особое место занимают мировые войны.

За период от Великой Октябрьской социалистической революции до нападения фашистской Германии на нашу страну советский народ под руководством Коммунистической партии провел гигантскую работу, осуществив индустриализацию страны, коллективизацию сельского хозяйства. Сильно вырос экономический и оборонный потенциал страны Советов, окрепли единство и монолитность ее многонационального народа, резко повысились благосостояние и культура советских людей.

Особенно высоким был рост числа медиков, К концу 1940 года в гражданском здравоохранении работало 140769 врачей вместо 28 тысяч в 1913 году. Из этого числа было 6,8 тысяч стоматологов и 9,5 тысяч провизоров. Значительно вырос удельный вес врачей-женщин. Их было 68% от общей численности специалистов.

Возросло и количество больничных учреждений. Оно достигло 13800 в 1940 году (5300 в 1913 году). Особенно большие сдвиги произошли в среднеазиатских республиках, где количество больничных учреждений увеличилось с 80 в 1913 году до 720 в 1940 году, а в Казахстане - со 100 до 620. Число коек в целом по стране выросло с 207600 в 1913 году до 790900 в 1940 году, то есть почти в 4 раза.

В 1940 году и во время войны врачи готовились в 58 медицинских институтах и в двух военно-медицинских академиях. Медицинский персонал с законченным средним медицинским образованием в 1940 году насчитывал в своих рядах 472000 человек, в том числе 227700 медицинских сестер. Кроме того, было более 36,2 тысячи фармацевтов со средним образованием.

Большое развитие получила медицинская наука. Возросло количество профильных научно-исследовательских клинических медицинских институтов. В высших медицинских учебных и научно-исследовательских учреждениях стали развиваться узкие клинические специальности, и население страны стало все чаще пользоваться высококвалифицированной медицинской амбулаторно-поликлинической и больничной помощью. Достижения медицинской науки становились достоянием трудящихся. Разработка методов диагностики, хирургического лечения заболеваний и повреждений головного мозга связана с именами Н. Н. Бурденко и А. Л. Поленова. С созданием специализированных институтов в Ленинграде и Москве новая область хирургии - нейрохирургия получила организационно-научную основу. Быстро стали расти кадры специалистов-нейрохирургов. Большое развитие получила челюстно-лицевая хирургия. Наиболее весомый вклад в нее сделали соответствующие кафедры московских медицинских институтов, Военно-медицинская академия имени С. М. Кирова, стоматологические институты Украины, такие ученые, как профессора А. А. Лимберг, А. Э. Рауэр, Н. М. Михельсон, А. И. Евдокимов, Д. А. Энтин.

В предвоенные годы бурно развивалась офтальмология, в частности глазная хирургия. Как и в других разделах хирургии, роль организации профильных институтов в развитии офтальмологии трудно переоценить. Заслуги академика В. П. Филатова в этой области известны всему миру.

Травматология как одна из обширнейших областей военно-полевой хирургии за годы довоенных пятилеток развивалась бурными темпами. Это обусловливалось главным образом организацией институтов скорой помощи в Москве и Ленинграде, а также институтов травматологии и ортопедии в Москве, Ленинграде и на Украине. Большой вклад в развитие этой области хирургии внесли профессора Р. Р. Вреден, Г. И. Турнер, С. С. Гирголав и Ю. Ю. Джанелидзе, работавшие в Ленинграде, М. И. Ситенко - в Харькове, С. С. Юдин, В. В. Гориневская, Н. Н. Приоров - в Москве, В. Д. Чалкин - в Свердловске.

Успешно развивалась в предвоенные годы и легочная хирургия, значение которой для лечения раненных в грудную клетку неоценимо. В период первой мировой войны раненные в грудь в ничтожно малом проценте подвергались хирургическим вмешательствам, вследствие чего смертность среди них была неоправданно большой. Среди советских ученых, занимавшихся в этой области хирургии, наиболее выдающимися были профессора С. И. Спасокукоцкий, Ю. Ю. Джанелидзе, А. В. Вишневский, П. А. Куприянов, Б. Э. Линберг.

Исключительно большая заслуга в развитии урологии, которая в период Великой Отечественной войны среди хирургических специальностей заняла подобающее место, принадлежит профессору С. П. Федорову. Его по праву называют основоположником урологии в нашей стране.

Успехами в лечении раненых солдат и офицеров действующей армии в годы Великой Отечественной войны советское здравоохранение в немалой степени обязано также таким видным хирургам, как Н. А. Богораз, работавший до войны в Ростове-на-Дону, Я. О. Гальперн из Днепропетровска, А. П. Крымов из Киева, В. М. Мыш из Новосибирска, Г. М. Мухадзе из Тбилиси, А. А. Опокин из Томска, В. В. Успенский из Калинина.

В войнах, когда личный состав действующей армии исчислялся миллионами, крайне велико и число заболевших солдат и офицеров. В этих условиях большую роль в деле успешного лечения людей и возвращения их в строй приобретает внутренняя медицина. Организацией терапевтических госпиталей в армиях в период Великой Отечественной войны была заложена основа лечения больных отдельно от раненых, число которых в боевых операциях в несколько раз превышает количество заболевших и, естественно, привлекает к себе все внимание личного состава медучреждений. В хирургических госпиталях терапевты занимались людьми, у которых ранения сопровождались различными осложнениями. Лечение их требует основательных знаний внутренней медицины. Среди многочисленных терапевтических кафедр медицинских институтов наибольший вклад в развитие терапии, нашедший признание не только в нашей стране, но и за ее пределами, внесли кафедры, возглавлявшиеся профессорами М. П. Кончаловским в Москве, Г. Ф. Лангом в Ленинграде, Н. Д. Стражеско в Киеве.

Наша задача заключалась в том, чтобы организовать оказание специализированных видов медицинской помощи раненым, начиная с армейского тылового района и кончая глубоким тылом. В отношении последнего подход к решению этой задачи был иной, чем для армейского и фронтового тыловых районов. Нужно было специализированные госпитали и отделения формировать в тех городах, где имелись кадры врачей-специалистов, учитывая, что для укомплектования госпиталей необходимо использовать главным образом врачей-невоеннообязанных. В связи с этим мы должны были определить, в каких районах страны и какая материально-техническая база создана для оказания специализированных видов хирургической помощи. Для этого мы учитывали дислокацию медицинских учебных и научно-исследовательских клинических институтов. Профессорско-преподавательский состав медицинских вузов не всегда и не везде мог выполнять лечебную работу, будучи занятым преподавательской деятельностью. Он мог осуществлять главным образом организационно-методические и консультативные функции в эвакуационных госпиталях. Лечебную работу в них возглавляли и проводили больничные врачи, непосредственно оказывая раненым и заболевшим воинам квалифицированную и специализированную медицинскую помощь. Поэтому количественный рост показателя больничных коек в городах, областях, краях и республиках имел решающее значение для формирования эвакуационных госпиталей, их количества и организации лечения в них.

Больничные врачи, в отличие от работавших на здравпунктах, в амбулаториях и поликлиниках, имели более благоприятные условия и возможности повышать свои клинические знания, наблюдать особенности течения одной и той же болезни у разных больных, подмечать изменения в состоянии больного, в его поведении, анализировать и сопоставлять их с данными объективного исследования, с тем чтобы своевременно вносить те или иные изменения в лечение. Среди различных профессий, требующих творческого подхода к делу, специальность лечащего врача отличается тем, что она имеет отношение к человеку - самому сложному объекту, созданному природой.


Численный состав войск фронтов и их боевая активность не могут быть всегда одинаковыми. Да и количество фронтов, как показал опыт Великой Отечественной войны, все время увеличивалось и к концу ее возросло более чем в 3 раза. Неодновременность их боевой деятельности и невозможность осуществления быстрого эвакуационного маневра между фронтами и из тыла страны неизбежно влекли за собой одновременно и перегрузку и недогрузку специализированных госпиталей и отделений, количество которых лимитировалось наличием врачей-специалистов. Кроме того, слишком много было временных, преходящих моментов, влиявших на перегрузку, учесть которые абсолютно невозможно. Смягчить их негативную сторону можно было только маневром из научно-медицинских центров мобильных бригад врачей-специалистов и среднего медицинского персонала.

Система эвакуации раненых по назначению для лечения их по специальностям, предупреждающая многоэтапность или сводящая ее почти на нет, в наибольшей степени отвечает успешному их лечению. Для ее осуществления организация специализированных госпиталей и отделений в них должна касаться всех без исключения районов, в которых имеются необходимые кадры врачей-специалистов. Тыловой район лечебно-эвакуационного обеспечения боевых действий войск в Великой Отечественной войне охватывал практически всю территорию страны. Вместе с тем различные ее районы были неодинаковы по своим возможностям, чего нельзя было не учитывать.

В центрах Ленинградского и Архангельского военных округов - Ленинграде и Архангельске имелись медицинские институты. Кроме того, в Ленинграде были две военно-медицинские академии и клинические медицинские институты почти по всем специальностям. Этого было достаточно для развертывания в начале войны специализированных госпиталей и отделений для удовлетворения нужд Северного и части сил Северо-Западного фронтов. В 1940 году на территории Ленинградского военного округа было 57,2 тысячи коек и 13,8 тысячи врачей, на территории Архангельского военного округа - 14,1 тысячи коек и 1590 врачей. Это позволяло развернуть большое количество эвакуационных госпиталей.

Район, который занимал Прибалтийский особый военный округ, располагал двумя научно-педагогическими медицинскими центрами, которые могли оказать большую помощь в организации специализированной помощи раненым воинам в основном Северо-Западного фронта. Он имел 26000 больничных коек и 5530 врачей.

В крупнейших городах на территории Западного особого военного округа - Минске, Витебске и Смоленске - были медицинские институты, обеспечивавшие развертывание специализированных госпиталей и отделений. Здравоохранение этого района имело большую коечную сеть, которая к 1940 году достигла 36600 единиц (8400 в 1913), а количество врачей возросло с 1450 в 1913 до 6350 в 1940 году. Все это позволяло развернуть общемедицинскую и специализированную базу эвакогоспиталей для обеспечения медицинских потребностей Западного фронта.

Украина, Молдавия и Крым, где дислоцировались Киевский особый, Одесский и Харьковский военные округа, располагали такими мощными научно-медицинскими центрами, как Киев и Одесса, Львов и Харьков, Днепропетровск и Донецк, Винница и Симферополь. Кроме медицинских институтов, в Киеве и Харькове были институты ортопедии и травматологии и стоматологические институты. В них, а также в Одессе работали институты усовершенствования врачей. В Одессе и Харькове были институты глазных болезней.

В 1940 году в ведении здравоохранения имелось 69300 коек и 15820 врачей на территории Киевского особого военного округа, 52300 коек и 12010 врачей в границах Одесского военного округа, 42100 коек и 8480 врачей - в Харьковском военном округе. Все это обеспечивало развертывание необходимого количества эвакуационных госпиталей, в том числе специализированных, а также отделений. Раненые Юго-Западного и Южного фронтов, нуждавшиеся в специализированных видах медицинской помощи, в нужной мере могли получить ее в районах, расположенных близко к тыловым границам фронтов.

В границах Московского военного округа была довольно большая больничная база, насчитывавшая 151600 коек, из которых 36600 находилось в столице. Это давало возможность развернуть очень большую сеть эвакуационных госпиталей, в том числе и специализированных, в особенности при значительном числе высших учебных и научно-клинических медицинских институтов по всем без исключения специальностям. Медицинские институты, кроме Москвы, были в Горьком, Иванове и Ижевске.

Северо-Кавказский военный округ располагался в районе, где было три медицинских института: Кубанский, Ростовский и Ставропольский. Здесь тоже можно было развернуть широкую сеть специализированных эвакуационных госпиталей и отделений. Кроме больничной базы, насчитывавшей 37300 коек, имелась разветвленная сеть санаториев и домов отдыха. Да и количество врачей - 8180 - было достаточным.

В границах Орловского военного округа имелось два медицинских института - Воронежский и Курский, 27500 коек и 4720 врачей. Для организации оказания специализированных видов хирургической помощи медицинские институты могли выступать как научно-методические центры я служить базой формирования специализированных госпиталей и отделений, особенно по узким хирургическим специальностям.

Сильно выросло за годы Советской власти здравоохранение района, занимаемого Приволжским военным округом. В одной только Мордовии с 1913 по 1940 год число врачей возросло с 70 до 310, а коек вместо 500 стало 2900. Почти в 5 раз увеличился коечный фонд Саратовской и Оренбургской областей. Больничная база района в 1940 году насчитывала 43600 коек и. 7440 врачей. Куйбышевская военно-медицинская академия, созданная в 1939 году на базе медицинского института, Казанский и Саратовский медицинские институты являлись важными центрами для развертывания специализированных госпиталей и отделений в большой по емкости госпиталей базе эвакогоспиталей.

Сталинградский военный округ занимал территорию Астраханской и Сталинградской областей, в центрах которых работали медицинские институты. В предвоенные годы большое развитие получило здравоохранение в районе дельты Волги. Число врачей в Астраханской области увеличилось с 54 в 1913 году до 920 в 1940, или в 17 раз, больничный фонд за этот период вырос более чем в 12 раз и в 1940 году насчитывал 3700 коек. Наличие на территории округа двух медицинских институтов, 18800 коек и 2220 врачей давало возможность организовать в эвакогоспиталях оказание специализированной медицинской помощи.

Большой район, занимавшийся Закавказским военным округом, располагал мощными медицинскими ресурсами. Достаточно напомнить, что там было 5 медицинских институтов - Тбилисский, Азербайджанский, Ереванский, Северо-Осетинский и Дагестанский, - 10250 врачей и 35000 коек, а также множество санаториев и домов отдыха, чтобы убедиться в огромных возможностях этого региона для создания госпитальных баз с обеспечением оказания всех видов специализированной медицинской помощи.

В районе Уральского военного округа здравоохранение за период с 1913 по 1940 год получило большое развитие. Число коек увеличилось с 10700 до 56600, то есть более чем в 5 раз, количество врачей - с 870 до 6750. Крупные медицинские центры в Свердловске и Перми, а также Башкирский медицинский институт были способны обеспечить развертывание специализированных госпиталей и отделений в большой общей сети эвакуационных госпиталей в этом районе.

Район Сибирского военного округа, здравоохранение которого бурно развивалось в годы предвоенных пятилеток, к 1940 году имел 41500 коек и 5680 врачей. Он располагал крупными научно-медицинскими центрами, к числу которых относились Томск, Омск и Новосибирск. База эвакуационных госпиталей могла иметь в своем составе необходимое количество специализированных госпиталей и отделений. Кроме того, томские и новосибирские медики обладали опытом лечения раненых, которые к ним поступали в период боевых действий на Халхин-Голе.

На территории Забайкальского военного округа к 1940 году насчитывалось 2690 врачей, что почти в 9 раз превышало уровень 1913 года. Наибольшее число их - 1250 - работало в Иркутской области, в центре которой имелся медицинский институт. Коечный фонд, выросший за этот период почти в 5 раз, насчитывал 15500 единиц, в том числе в Иркутской области - 6200 и в Читинской области - 5100. Медики этого района также оказывали помощь раненым в период событий на реке Халхин-Гол.

Район Дальневосточного фронта в 1940 году располагал больничным фондом, насчитывавшим 14300 коек. Число врачей с 1913 по 1940 год увеличилось почти в 10 раз и достигло 2840. В Хабаровске имелся медицинский институт.

На территории Среднеазиатского военного округа, где развитие здравоохранения шло семимильными шагами и за период с 1913 по 1940 год количество коек возросло более чем в 18 раз, а количество врачей - более чем в 16 раз, имелось 59600 больничных коек и 8170 врачей. Округ располагал шестью медицинскими научными центрами. Один из них - в Алма-Ате в силу огромной территории Казахстана и недостаточной железнодорожной сети мог оказывать научно-методическое влияние на организацию специализированной медицинской помощи в эвакогоспиталях, расположенных только в Алма-Ате и в ближайших к нему областях. Пять центров находилось в Ташкенте, Ашхабаде, Самарканде, Фрунзе и Сталинабаде (Душанбе). Они позволяли в ЭГ иметь необходимое количество специализированных отделений. Ташкентский медицинский институт, созданный на базе медицинского факультета университета, располагал уже сложившимися научно-педагогическими кадрами.

Следует особо подчеркнуть, что развитие здравоохранения обусловливается запросами практики, ежедневными жизненными потребностями. Но они не совпадают с потребностями военного времени. Так, например, в 1940 году в стране насчитывалось 99400 хирургических коек, или всего 12,5% всей развернутой коечной сети. В это число входили и койки для больных, нуждавшихся в нейрохирургических, травматологических, урологических и челюстно-лицевых операциях. Количество же раненных в ходе первой мировой войны требовало, чтобы в тылу страны имелось для их лечения 80% коек. На 1 января 1944 года в тылу страны было развернуто более 1370 ЭГ на 664595 коек, то есть более 75% всех развернутых в стране в 1940 году больничных коек. Кроме того, следует учесть, что в тыл страны планировалось направлять тяжелораненых и раненых средней тяжести, нуждавшихся в квалифицированном хирургическом лечении, включая сложные восстановительные хирургические операции. В связи с этим и сроки лечения в госпиталях тыла планировались более 2 месяцев. Фактически они составили в среднем для раненых 71,6, а для больных - 40,7 дня.

К началу Великой Отечественной войны хирургов в стране было только 12 560. Если учесть, что из них значительная часть была призвана в действующую армию, правильное использование хирургов непризывных возрастов являлось одним из решающих условий успешного восстановления боеспособности и трудоспособности раненых. Равномерное распределение хирургов по госпиталям, четко спланированные и на практике осуществляемые консультации и сложные операции, для проведения которых требовалось участие хирургов-клиницистов, являлись главным звеном в организации лечения раненых в тыловых госпиталях.

Планом мобилизационной подготовки предусматривались заготовка и консервирование крови для обеспечения лечения раненых, особенно в медицинских учреждениях войскового, армейского и фронтового тыловых районов. Советское здравоохранение, ученые и исполком Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца в предвоенные годы провели большую организационную и научно-методическую работу. Созданный впервые в мире в марте 1926 года в Москве Научно-исследовательский институт переливания крови во главе с А. А. Богдановым после организации подобных институтов в Ленинграде, Харькове, Тбилиси, Минске, Киеве и других городах, а также многочисленных их филиалов и станций переливания крови получил название Центрального института переливания крови. На плечи руководителей и научных консультантов этого института, в числе которых следует упомянуть профессоров А. А. Багдасарова, А. А. Богомольца, М. П. Кончаловского и С. И. Спасокукоцкого, легла координация научных исследований, подготовка кадров и большой сети учреждений к практической работе в условиях резкого возрастания потребностей в консервированной крови. В разработке вопросов переливания крови большая заслуга принадлежала ученым Военно-медицинской академии В. Н. Шамову, Н. Н. Еланскому, И. Р. Петрову, еще в 1919 году предложившим метод получения стандартных сывороток. В клинике Военно-медицинской академии, руководимой профессором С. П. Федоровым, впервые в нашей стране широко применялось переливание крови. Боевые события на Хасане и Халхин-Голе и особенно на Карельском перешейке и в южной части Карелии позволили приобрести значительный опыт работы, послуживший основой дальнейшего совершенствования этой сравнительно новой медицинской области.

Вопросы обеспечения нужд армии консервированной кровью на военное время разрабатывались до войны. К весне 1941 года были приняты исходные данные для расчета потребностей в крови. Предполагалось, что в переливании крови будут нуждаться 10% раненых. Средняя доза на одно переливание была определена равной 500 миллилитров. В марте 1941 года вышло "Положение о службе переливания крови в Красной Армии". Наркомздрав предусмотрел мероприятия, обеспечивающие полную готовность институтов и станций переливания к поставкам крови в армию на случай войны. Как показала Великая Отечественная война, предвоенные расчеты оказались заниженными. Переливание крови было осуществлено в 1943 году 13,4% раненых, в 1944 году 26,1%, а в 1945 году 28,4% раненых*.

* (Архив Военно-медицинского музея (далее - Архив ВММ), ф. 1, оп. 47165, д. 491, л. 61, 372.)

Ленинградский институт переливания крови и станция переливания крови в Петрозаводске и Пскове предназначались для обеспечения нужд в первую очередь Северного фронта и в случаях особой необходимости - правого крыла Северо-Западного фронта, а также некоторых баз Балтийского флота. Минский институт и Смоленская областная станция переливания крови планировались к обеспечению нужд Западного фронта. Удовлетворение нужд в консервированной крови медицинской службы Юго-Западного и Южного фронтов возлагалось на украинские институты и областные станции переливания крови.

Центральный институт переливания крови как руководящий и координирующий центр знал возможности всех учреждений в заготовке и консервировании крови, сам занимался и давал задания на заготовку крови не только учреждениям, перечисленным выше, но и располагавшимся в Баку, Астрахани, Саратове, Куйбышеве, Свердловске, Перми и Чебоксарах.

Местные организации Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца оказывали большую помощь институтам, их филиалам и станциям переливания крови в наборе донорских кадров.

Однако наши предвоенные предположения и наметки претерпели потом весьма большие и серьезные изменения.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А. С., подборка материалов, статьи, разработка ПО 2010-2017
Саенко Инна Александровна, автор статей
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://m-sestra.ru/ 'M-Sestra.ru: Сестринское дело'

Рейтинг@Mail.ru