БИБЛИОТЕКА
МАНИПУЛЯЦИИ
ЗАБОЛЕВАНИЯ
БАЗОВЫЕ ВОПРОСЫ;
КУРОРТОЛОГИЯ;
ССЫЛКИ
О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Кадры, кадры...

Судьба раненого, по мнению одних специалистов, зависит от срока и качества наложения первой повязки с момента ранения: чем раньше она наложена, тем лучше. Другие подчеркивают важность первой врачебной помощи в исходах лечения раненых, оговаривая при этом опять-таки сроки ее оказания и качество. Третьи отдают пальму первенства первой квалифицированной хирургической помощи. Но только все эти требования, вместе взятые и четко осуществляемые на практике, приводят к успеху. Однако это еще не все. Требуется обеспечение специализированной помощью и преемственным лечением по специальностям.

ВСУ придавало большое значение повышению роли войскового звена медицинской службы в исходах лечения раненых. Читатель уже познакомился с оценкой работы ротных санитаров и санитаров-носильщиков. Ротные санитары должны неотлучно находиться в подразделении во время боя, эвакуировать раненых в укрытия и быстро накладывать им повязки. Несвоевременное наложение повязки на рану чаще всего приводит к воспалительно-нагноительным процессам, а в случаях сильно кровоточащих ран - к шоковому состоянию, до устранения которого, отнимающего много сил и средств, противопоказано приступать к оказанию необходимой хирургической помощи. Но эта сторона дела, хотя она важная и сложная, все же является чисто медицинской, можно сказать технической.

Есть другая, не менее важная и крайне необходимая сторона - моральная, значение которой трудно переоценить. Солдат или офицер, получивший тяжелое ранение и лишившийся возможности продолжать бой с врагом, может на миг потерять сознание или впасть в отчаяние. Ротный санитар, чье назначение быть сию же минуту около раненого, одним своим появлением повышает настроение, помогает отогнать нередко возникающую у раненого мысль об обреченности. Вовремя сказанное нужное слово, умелые, ловкие и щадящие действия, связанные с наложением повязки, утолением жажды, играют ту роль в этапном лечении, которая нашла свое выражение в крылатой фразе: "Первая повязка решает судьбу раненого". Чтобы ротные санитары отвечали этим требованиям, их нужно не только учить, но и особо отбирать из числа солдат. Научить правилам наложения повязки под ружейно-пулеметным огнем противника - дело нетрудное. Такие же качества, как душевность и способность сказать ободряющее слово, сопроводить его необходимыми в конкретных условиях действиями, при этом без особых усилий, естественно, определяются как внутренними качествами человека, так и партийно-политической работой, которой особое внимание уделялось со стороны заместителей командиров медсанбатов по политической части.

Ротные санитары и санитары-носильщики требуются только во время войны. Это не значит, что их не готовили в мирное время. Готовили, но только в частях и для своих нужд из числа солдат, силами медицинской службы.

С началом войны их пришлось готовить на специальных курсах при ЭГ. Численность курсантов на них колебалась от 50 до 300. В Ленинградском военном округе были сформированы 3 курса по 200 курсантов, в Западном особом военном округе из запланированных 8 курсов по 300 курсантов только 6, в Киевском особом военном округе - 3 курса по 300 курсантов.

Однако только в Ленинградском военном округе, переименованном в Северный фронт, имелась возможность готовить санитаров в развернутых ЭГ. На остальных фронтах вследствие вынужденной эвакуации госпиталей с территории бывших военных округов такая возможность возникла лишь после организации фронтового тыла и стабилизации боевой обстановки на фронтах. Во время войны санитары готовились на 15 курсах.

Следующей наиболее важной фигурой в оказании доврачебной медицинской помощи является санитарный инструктор. Подготовка санинструкторов осуществлялась в мирное время в специальных школах. Приобретенный опыт становился во время войны достоянием вновь создаваемых курсов санинструкторов на фронтах.

Санинструктор, являясь командиром санитарного отделения роты, отвечал за работу ротных санитаров. Он проверял правильность наложения повязок, шин и жгутов. Наложение жгута требует опыта и обязательного указания в записке точного времени его наложения, что является показанием на внеочередную эвакуацию раненого в медсанбат для срочного хирургического вмешательства, предупреждающего омертвение тканей в обескровленной конечности. Командир санитарного отделения сосредоточивает тяжелораненых и раненых средней тяжести в местах укрытия, принимает меры к их быстрой эвакуации из ротного района, а легкораненым указывает наименее опасный путь следования на батальонный медицинский пункт.

ВСУ особое внимание уделяло специальной и полевой подготовке санинструкторов, памятуя о большой роли их в организации оказания доврачебной помощи, имеющей важное значение в дальнейшем успешном лечении раненых. Школы санитарных инструкторов имелись в ряде округов. Всего их было 19 и обучалось в них 4350 курсантов. Во время войны их число увеличилось до 21 в 1941 и до 25 в 1943 году. Годичный срок обучения в военное время был сокращен до 2 месяцев, а с октября 1942 года был введен срок 2,5 месяца. Однако такое количество школ, несмотря на сокращенные сроки обучения, не обеспечивало потребностей армии. Поэтому дополнительно было организовано 19 курсов санинструкторов.

Большую роль в организации доврачебной помощи раненым играет фельдшер - командир санитарного взвода стрелкового батальона. ВСУ имело в мирное время 3 военно-медицинских училища: Ленинградское, Харьковское и Киевское с численностью переменного состава в 1600 человек каждое. Ежегодно из них выпускалось 2400 фельдшеров и фармацевтов. Срок обучения составлял 2 года, во время войны он был сокращен до года. При Ленинградском училище существовали одногодичные курсы зубных врачей с количеством переменного состава 200 человек. Они комплектовались фельдшерами за счет численности войск. Недостаток выпускаемых этими училищами фельдшеров покрывался за счет медиков, проходивших после окончания гражданских училищ одногодичную службу в армии. В начале 1941 года их было более 6000 человек. В связи с исключением врачей из стрелковых и других батальонов потребность в фельдшерах и их роль в войсках возросли. Однако их полевая выучка находилась не на должной высоте, а медицинская практика работы с ранеными, в сущности, отсутствовала. Во время войны основную массу фельдшеров - начальников батальонных медицинских пунктов - составляли лица, окончившие фельдшерские училища. К 1943 году их было 7376 человек. Следует подчеркнуть, что среди них было более 86% женщин. В октябре 1941 года мы были вынуждены открыть 5 школ младших военных фельдшеров со сроком обучения 7 месяцев. В связи с этим резко возрастал объем организационно-методической работы старших врачей полков. Они должны были следить за качеством медицинской помощи в батальонных медицинских пунктах, на ходу исправлять ошибки в их работе, проверять вынос и вывоз раненых из ротных районов и осуществлять эвакуацию их на себя, на ПМП.

Обучаясь в гражданских учебных заведениях, будущие фельдшера проходили допризывную подготовку по программам, утвержденным для студентов медицинских институтов, но в меньшем объеме. С марта 1926 года программа включала военную, военно-политическую и физическую подготовку, а с принятием в августе 1930 года нового закона об обязательной военной службе и после утверждения в августе 1931 года Совнаркомом СССР учебного плана военно-медицинской подготовки студентов медицинских институтов они обучались уже по специальным программам военно-медицинскому делу.

Некомплект кадровых врачей перед войной составлял 28%. Он не восполнялся так называемыми врачами-одногодичниками и касался главным образом войскового звена медицинской службы. Врачи по стажу работы были молодыми. Из них 49% имели опыт врачебной работы до пяти и только 23% - до десяти лет. Врачей, окончивших военно-медицинские академии и военные факультеты при медицинских институтах, было только 23%. Начальники медицинской службы дивизий по врачебному стажу также были в своей основной массе молодыми. Стаж работы их на должностях младших и старших врачей полков был незначительным. Это объяснялось увеличением численности армии за период с 1939 по 1941 год. Большинство полковых врачей окончили гражданские медицинские институты.

Наибольший некомплект кадровых врачей был среди хирургов, терапевтов и эпидемиологов. Это было связано со временем, необходимым для их подготовки.

Усовершенствование по специальностям военные врачи проходили на девятимесячных курсах при Ленинградской и Куйбышевской военно-медицинских академиях с переменным составом по 100 человек.

Первичная специализация войсковых врачей по лечебным и профилактическим дисциплинам, а также подготовка врачей запаса по военно-медицинским вопросам длительностью от двух до четырех месяцев проходили на окружных курсах усовершенствования врачей. Их было 14, в том числе 6 с численностью переменного состава по 100 человек, остальные - по 50.

Среди врачей-хирургов всех специальностей было, как уже указывалось, 12560 человек. Здесь уместно подчеркнуть, что среди санитарных потерь, имевших место во время Великой Отечественной войны, на долю пораженных в боях приходилось 66%. Но эта цифра не говорит о необходимом количестве учреждений хирургического профиля. Раненые появляются во время боев, когда потери больными составляют только 10-15%. В связи с этим потребность медицинской службы в хирургах, несмотря на их относительно большое число, не покрывалась. Не покрывалась, естественно, и потребность в операционных сестрах. Если общий некомплект врачей возмещался предстоящими ускоренными выпусками из медицинских институтов, составлявшими в 1941 году 30254 врача и в 1942 году - 13074, то некомплект врачей-специалистов мог уменьшаться только подготовкой их на практической работе в ходе войны.

Для получения первичной специализации в соответствии с предназначением на военное время, а также для усовершенствования знаний по специальностям врача запаса обучались в институтах усовершенствования.


По нашей просьбе 13 сентября 1940 года ВСУ были переданы из Главного управления кадров Наркомата обороны учет, распределение и назначение кадровых врачей. Так как этот вопрос не только не находил поддержки у заместителя наркома обороны Е. А. Щаденко, но и вызывал с его стороны бурную реакцию в адрес ВСУ и лично в мой как начальника и инициатора его постановки, то я считаю необходимым кратко остановиться на нем и рассказать об отношении к нему со стороны нового наркома обороны Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко.

Подготовив проект приказа о передаче медицинских кадров в ведение медицинской службы, я доложил наркому о состоянии дел с припиской и распределением врачей и операционных медицинских сестер по войсковым, армейским и фронтовым медицинским учреждениям, которое наблюдалось во время советско-финляндской войны. Подчеркнув в докладе крайне нежелательные последствия неравномерного распределения хирургов по медицинским учреждениям, особенно по медсанбатам и ППГ, я просил маршала дать указание о передаче кадров медицинской службе.

- А кто этому препятствует? - спросил меня Семен Константинович.

- Ваш заместитель Ефим Афанасьевич Щаденко, - бухнул я.

По реакции наркома обороны я заметил, что он, видимо, хорошо знал Е. А. Щаденко по службе в Первой Конной армии и еще больше по его работе в Наркомате обороны. Будучи человеком большой душевной красоты и исключительной чуткости к людям, добросовестно и четко относившимся к порученной работе, он проявил особую нетерпимость к задержке положительного решения поднятого мной вопроса.

- Проект приказа имеется?

Я положил на стол маршала подготовленный документ. Он тут же его прочитал, подписал и потребовал, чтобы приказ был выполнен незамедлительно.


Действовавшие в армии военно-учетные медицинские специальности устарели. Они нуждались в дополнениях. В декабре 1940 года были введены военно-учетные специальности врачей-нейрохирургов, челюстно-лицевых хирургов, врачей - клинических лаборантов и врачей-стоматологов, а также старших операционных сестер. После этого проводился новый переучет медицинского состава. Однако это большое и необходимое мероприятие к началу войны еще не было доведено до конца.

Неравномерность распределения специалистов по учреждениям объяснялась и тем, что в таких военных округах, как Ленинградский, Московский, Харьковский, Одесский, Северо-Кавказский, был избыток врачей запаса. Из этих округов медицинский состав запаса приписывался к учреждениям, формировавшимся в особых Прибалтийском, Западном и Киевском военных округах. Но так как врачей-специалистов (в первую очередь хирургов) не хватало, а по штатам полевых медицинских учреждений их требовалось в несколько раз больше, чем имелось в стране, естественно, в первую очередь удовлетворялась "своя окружная потребность", и только после этого остальные специалисты направлялись в другие округа.

Предупредить неравномерность приписки хирургов к формируемым полевым учреждениям можно было специальным указанием о том, какие штатные должности хирургов можно было занимать специалистами, а какие - врачами общей практики и других специальностей, но этого не было сделано.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А. С., подборка материалов, статьи, разработка ПО 2010-2017
Саенко Инна Александровна, автор статей
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://m-sestra.ru/ 'M-Sestra.ru: Сестринское дело'

Рейтинг@Mail.ru