БИБЛИОТЕКА
МАНИПУЛЯЦИИ
ЗАБОЛЕВАНИЯ
БАЗОВЫЕ ВОПРОСЫ;
КУРОРТОЛОГИЯ;
ССЫЛКИ
О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Медицинское снабжение - боль душевная

Без медикаментов нет практической медицины. Медикаменты были и тогда, когда еще не было врачебной медицины. По мере развития фармации, фармакологии, других медицинских дисциплин и химии их количество росло и продолжает расти, причем их прирост опережает моральное старение давно существующих. К сожалению, врачи, особенно молодые, обычно пользуются незначительным набором медикаментов.

Производство медикаментов сосредоточено главные образом в химико-фармацевтической и химической промышленности. Незначительное количество лекарств производилось в других отраслях промышленности, к числу которых относятся пищевая, рыбная, нефтяная и другие. С незапамятных времен дары лесов и полей служили источником лекарственного сырья, значение которого для развития химико-фармацевтической промышленности трудно переоценить. Чем шире и глубже будут изучаться дары природы с точки зрения поисков существующего, но пока не найденного лекарственного сырья, тем больше будет увеличиваться ассортимент хороших медикаментов, в большей степени лишенных нежелательных побочных действий.

В предвоенные годы перед ВСУ встала задача определить, какие из медикаментов оставить в перечне на военное время, в частности, в нормах расхода. Определение перечня медикаментов и установление норм потребности встречали затруднения. Комиссия, созданная под председательством заместителя начальника управления П. М. Журавлева, занимавшаяся этими и другими вопросами медицинского снабжения, внимательно изучила имевшиеся на этот счет материалы. Второй пленум ученого совета, состоявшийся в декабре 1940 года, предложил оставить на военное время одну вместо двух существовавших в мирное время норм потребности в медикаментах. Она включила 89 наименований в расчете на 1000 человек личного состава для оказания им амбулаторно-поликлинической помощи. Существовавшие нормы на 100 человек в войсковых частях, включавшие 163 наименования медикаментов, и на 1000 человек, обращавшихся за медицинской помощью в гарнизонные поликлиники и получавших медикаментозную помощь, из номенклатуры в 205 наименований медикаментов были упразднены.

Утвержденные нормы были ниже, чем существовавшие в мирное время и предлагавшиеся комиссиями в виде проектов. Это явилось следствием наших предположений, что в военное время трудности с производством медикаментов возрастают, а потребности в них увеличиваются. Нельзя было не учитывать этого, в связи с чем необходимо было также оставить на снабжении только те лекарства, которые имели широкое распространение и без которых нельзя было эффективно обеспечить лечение больных и раненых. Неходовые или малоходовые препараты, а также с короткими сроками хранения пришлось из перечня исключить.

Были также разработаны и предложены пленумом ученого совета нормы расхода медикаментов на 100 смешанных госпитальных коек на год войны. Они включали 118 наименований. Здесь также бросаются в глаза далеко не одинаковые взгляды комиссии на определение потребностей в медикаментах.

Опыт расхода лекарств в условиях больниц (клиник) и госпиталей, а также амбулаторий и поликлиник более чем достаточен для того, чтобы найти цифры, которые не так бы сильно колебались. Определить причины этого было нелегко. Тут и контингент больных, обычаи и традиции медицинских коллективов в отношении лекарственной терапии, которые не в малой мере зависят от руководителей, представляющих определенные медицинские школы. Тут и недостаточные знания врачами свойств новых средств отечественного производства, и предпочтение, отдаваемое медикаментам, которые они лучше знали и чаще применяли. Все это трудно поддавалось обобщению. Неизбежно накладывался отпечаток несовершенства проделанной работы, хотя в целом она сыграла большую роль в утверждении норм для медицинского обеспечения боевых действий войск.

С меньшими количественными расхождениями предлагалась и была утверждена норма расхода медикаментов на 1000 раненых до посадки их в военно-санитарные поезда. Это объяснялось тем, что такой нормы ни в русской, ни в иностранных армиях не существовало. Существовала только норма расхода на одного солдата за военный год. Она была настолько общей, так трудно поддавалась анализу и обобщению, что без знания фактического расхода каждой позиции медикаментов и перевязочных средств в отдельности, количества раненых и больных за всю войну воспользоваться ею не представлялось никакой возможности. Но это только одна сторона вопроса медицинского снабжения. Другая состоит в том, что условия работы военно-медицинской службы обусловливаются театром военных действий, сетью автомобильных и железных дорог, их разветвленностью и проходимостью для автомобильного и конного транспорта, а также протяженностью железнодорожных путей эвакуации и, следовательно, потребностью в военно-санитарных поездах.

Разработанные нормы расхода плюс амортизация имущества бессрочного пользования и определенный процент ожидаемых боевых потерь служили основанием для составления заявки во время войны на потребное количество медицинского имущества. Это весьма важная, но далеко не единственная и не главная сторона медснабжения, особенно обеспечения им боевых действий войск, когда на поле боя и в пределах войскового, армейского и фронтового тыловых районов работают многочисленные и разнообразные по задачам, профилю и специализации медицинские учреждения. Они нуждаются в медикаментах определенного набора по наименованиям, количеству и срокам получения, планируемым с учетом не только определенного времени, но и характера боевой деятельности войск. Организация снабжения им намного упрощалась, если оно доставлялось в нужных количествах, определенного функционального назначения для медицинских учреждений, а работа их резко облегчалась, если отдельные укладки одновременно служили в качестве предметов полевого оснащения. Кроме того, комплектное снабжение диктовалось значительным ростом количества наименований препаратов, хирургического инструментария и врачебно-медицинских предметов.

Если взять каталог русской армии 1908-1909 годов, то количество наименований медикаментов в нем составляло 111. В сборнике норм и табелей медицинского снабжения Красной Армии 1934 года их было уже 242, а в 1939 году - 259. Число наименований врачебно-медицинских предметов и хирургического инструментария соответственно возросло с 344 до 563 и 586.

Комплектное снабжение упрощало табелизацию штатов вновь образованных или измененных войсковых частей и полевых медицинских учреждений. Главным содержанием табеля были комплекты, их различная комбинация, обеспечивавшая выполнение задач медицинскими подразделениями и учреждениями. Отдельные необходимые предметы, не входившие в комплекты, являлись незначительным дополнением табелей.

Начало табелизации имущества и комплектного снабжения в медицинской службе Красной Армии относится к 1928 году, когда приказом РВС СССР был объявлен каталог норм. Он содержал в себе девять табельных норм и во многом напоминал каталог 1908 и 1909 годов.

Табелизация медицинского имущества, а также порядок снабжения им должны строго разделять имущество, необходимое для удовлетворения как текущих потребностей, так и боевого обеспечения.

К системе комплектного снабжения медицинская служба перешла в 1934 году, когда описи комплектов были выпущены в специальном сборнике. Эта работа в дальнейшем проводилась систематически. В результате ее дважды пересматривались комплекты и изменялись сборники.

В качестве примера можно привести разработанные два комплекта перевязочных средств. Один из них предназначался для войсковых медицинских пунктов, где подбинтовывались ранее наложенные повязки или повязки накладывались на раны вновь и где стерилизовать перевязочный материал не было ни времени, ни условий. Этот комплект состоял из стерилизованных бинтов разных размеров, упаковок простой и гигроскопической ваты, малых и больших повязок и салфеток, а также перевязочных пакетов. Комплект обеспечивал наложение 100 повязок.

Второй комплект, за исключением марли в кусках, по ассортименту и количеству соответствовал первому, но перевязочный материал в нем был нестерильным. Предназначался он для медсанбатов и ХППГ, где для производства хирургических операций нужно было готовить, в частности, марлевые шарики и тампоны и имелись условия для стерилизации.

Было установлено также два комплекта помощи раненым, каждый на 200 человек. Один из них предназначался для войсковых медицинских пунктов, другой - для медсанбатов и ХППГ. Основной набор медикаментов в них был одинаковый. Отличия заключались в том, что в первый были включены карточки передового района. На каждого раненого в войсковом медицинском пункте обязательно заполнялась такая карточка. Она должна была сопровождать раненого в течение всего периода лечения. Кроме того, в первом комплекте полагалось иметь сыворотки для профилактики столбняка и газовой гангрены. Во второй комплект дополнительно включалось все, что необходимо для производства хирургических операций. Он был объявлен в 1940 году и включен также в комплекты, предназначенные для челюстно-лицевых, нейрохирургических, глазных и отоларингологических операций.

Деление медицинского имущества по предназначению для удовлетворения нужд текущего довольствия и боевого обеспечения и его комплектование с учетом предназначения еще не решают вопросов целенаправленного снабжения войсковых частей и медицинских учреждений. Не предупреждает оно и ошибок, когда в одних частях и учреждениях имущество боевого обеспечения лечения в данный момент не используется, а в других в нем ощущается недостаток. Такие ситуации на войне недопустимы. Медицинского имущества никогда не хватит, если его распределять без учета боевой обстановки. Здесь важное место принадлежит организации снабжения. Она должна обеспечивать маневр медимуществом боевого обеспечения. И чем выше медицинский начальник, тем большими возможностями он должен располагать для осуществления маневра. Этот важнейший организационный принцип был положен в основу медицинского снабжения в годы Великой Отечественной войны и полностью себя оправдал.

В полевой медицинской службе эвакуация раненых тесно увязывалась с системой снабжения. Раненые и больные из войсковых частей поступали в медико-санитарные батальоны (взводы и роты). Передовой инстанцией в системе снабжения была часть медицинского снабжения медсанбата, которая развертывала аптеку и склад медицинского имущества. Комплектное имущество поступало со складов в готовом для снабжения частей дивизии виде. Начальник части медицинского снабжения непосредственно подчинялся командиру медсанбата и одновременно являлся начальником аптеки. Он нес персональную ответственность за своевременное обеспечение медицинским имуществом частей дивизии и медсанбата.

Медсанбату полагалось иметь комплекты медицинского имущества боевого обеспечения, которые предназначались для нужд частей дивизии и медсанбата. Потребность его в имуществе боевого обеспечения определялась возможностью оказания хирургической помощи 300 раненым. Медицинское имущество получалось из аптечного склада, обеспечивающего одно из двух лечебно-эвакуационных направлений армии. Аптечные склады получали имущество с армейских полевых санитарных складов. До организации в сентябре 1941 года армейских баз снабжения армейские санитарные склады имели железнодорожные подвижные отделения. Жизнь потребовала вернуться к ним. 15 августа 1942 года было создано подвижное отделение на грузовой автомашине. Фронтовые санитарные склады имели по два подвижных железнодорожных отделения (летучки).

ГВСУ кроме медицинских складов с 1944 года располагало Центральным складом санитарно-хозяйственного имущества и банно-прачечного оборудования. 28 августа 1941 года приказом наркома обороны банно-прачечное обслуживание войск было передано ГВСУ. Медицинская служба должна была взять на себя и снабжение санитарно-хозяйственным имуществом. Уже в августе 1941 года с упразднением Управления госпитальных баз фронтов и армий в управлениях эвакопунктов были введены отделы снабжения, которые в мае 1944 года были превращены в отделы интендантского снабжения.

"Инструкция по снабжению медико-санитарным имуществом в действующей армии", утвержденная 30 июня 1941 года, была направлена в войска в июле того же года. В ней были изложены положения, относящиеся к органам и системе снабжения имуществом боевого обеспечения и текущего довольствия, а также к учету и отчетности. Инструкция предусматривала выписку имущества по чековому требованию, а не по отчетно-требовательной ведомости. Однако чековые требования, необходимые бланки и книги не были отпечатаны типографским способом к моменту направления инструкции в войска. Они были готовы и высланы несколько позже.

Составление комплектов имущества по функциональному принципу работы медицинских учреждений вне связи с конкретными учреждениями обеспечивало гибкость и маневренность снабжения и табелизации различных штатов частей и учреждений.

ЭГ всю войну снабжались медицинским имуществом по нормам, объявленным приказом наркома обороны в декабре 1939 года в "Сборнике норм и табелей медико-санитарного имущества на мирное время". Первая часть этого сборника содержала нормы по основным группам имущества (медикаменты, перевязочные средства и так далее), вторая - по специальностям (зубоврачебная, рентгеновская, лабораторная и другие). Специализация норм позволяла правильно определять потребности и обеспечивать имуществом различные войсковые части и госпитали.

Порядок формирования и хранения неприкосновенных запасов медико-санитарного имущества определялся сроками готовности частей и учреждений. Для частей и учреждений со сроком готовности до 10 дней имущество хранилось в упакованном виде и, как правило, в пунктах их формирования. Для частей и соединений с большим сроком готовности оно содержалось неупакованным. Имущество неприкосновенных запасов в установленные сроки обновлялось.

При определении потребности в медико-санитарном имуществе на военное время ВСУ исходило из того, что неприкосновенные и неснижаемые запасы в частях и учреждениях должны быть минимальными, а снабжение полевой медицинской службы должно быть регулярным и при этом основываться на мобилизационном запасе на головных складах для армий и на окружных складах, которые в военное время становились фронтовыми. Головные склады располагали 30-33 вагонами табельного имущества. Окружные склады имели годовой запас имущества на мирное время. Центральный склад ВСУ неприкосновенного запаса не имел, но, получая от промышленности медико-санитарное имущество, накапливал значительные его запасы, обеспечивавшие годовую потребность всех Вооруженных Сил. В военное время в отличие от мирного существовало квартальное, а не годовое снабжение. В связи с этим было решено вполне достаточным иметь на Центральном складе имущество в количестве 20% годовой потребности военного времени. Однако война внесла свои коррективы.

Выше говорилось о нормах расхода, а следовательно, и о заявках на медико-санитарное имущество в промышленность. Эти нормы имели обобщенный характер безотносительно к планированию расхода имущества фронтами и армиями. В отношении имущества боевого обеспечения они не нуждались в дополнительных уточнениях, что же касается имущества, не входившего в этот перечень, то отработка норм его отпуска по типовым учреждениям и войсковым частям была крайне необходимой, и они стали разрабатываться в ходе войны.

Запасы медико-санитарного имущества как по комплектам, так и по отдельным наименованиям создавались на основе подсчета потребности по типовым табелям штатов частей и учреждений, разработанным ВСУ и утвержденным заместителем наркома обороны в феврале 1941 года. Таких типовых табелей было 46. Начиная с 1938 года размеры запасов из года в год стали возрастать.

На 22 июня 1941 года поступление медицинского имущества продолжало увеличиваться и удовлетворение потребности до 100% имело место еще по 8 комплектам.

Комплекты для специализированных групп усиления по нейрохирургии, челюстно-лицевой хирургии и хирургии уха, горла и носа были введены перед войной. К началу войны было сформировано только по четыре комплекта. Формирование комплектов успешно происходило в первые месяцы войны, по мере организации рот медицинского усиления.

В таких позициях медико-санитарного имущества, как сумки санинструктора, санитара и индивидуальные перевязочные пакеты, потребность к началу войны покрывалась более чем на 100%. К началу войны числились 1951 автодушевая установка и 1713 автодезинфекционных камер. Они были необходимы для формирования обмывочно-дезинфекционных рот. Ощущался недостаток в автолабораториях и авторентгенах. Кроме того, для пунктов санитарной обработки было 1011 палаток. На это же время число санитарных двуколок составляло 13200, аптечных - 2900.

Окружные склады и Центральный склад располагали имуществом, спрос на которое был весьма большим. Наибольшие количества этого имущества хранились в приграничных военных округах и на Центральном складе. Эти запасы сыграли исключительно большую роль.

ВСУ, заказывая медико-санитарное имущество, имело дело с 240 заводами, которые принадлежали многим общесоюзным и республиканским наркоматам. Для поддержания систематической связи с таким числом заводов возможности ВСУ были крайне ограничены. Примерно такое же положение имело место и по другим разделам работы.

Потребность во всех видах медико-санитарного имущества резко возросла с началом войны. Это обусловливалось необходимостью формирования большого количества медицинских учреждений в связи с созданием новых соединений и объединений.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А. С., подборка материалов, статьи, разработка ПО 2010-2017
Саенко Инна Александровна, автор статей
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://m-sestra.ru/ 'M-Sestra.ru: Сестринское дело'

Рейтинг@Mail.ru