БИБЛИОТЕКА
МАНИПУЛЯЦИИ
ЗАБОЛЕВАНИЯ
БАЗОВЫЕ ВОПРОСЫ;
КУРОРТОЛОГИЯ;
ССЫЛКИ
О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Несказанное о Сталинграде

В Великой Отечественной войне ярко выявилось решающее значение стратегических резервов для ведения успешных оборонительных и наступательных операций. Государственный Комитет Обороны уделял большое внимание их созданию. Роль их в срыве плана немецко-фашистского верховного командования на соединение с финскими войсками северо-восточнее Ленинграда и в разгроме группы армий "Центр" под Москвой трудно переоценить. Стратегические резервы создавались заблаговременно. Уже к концу 1941 года вместо пяти фронтов, войска которых вступили в смертельную схватку с немецко-фашистскими захватчиками, действовало десять фронтов и отдельная армия. Перевозка частей и соединений для вновь создаваемых фронтов, естественно, осуществлялась в первую очередь. Для организации же медицинского тыла нередко приходилось, особенно в первой половине войны, прибегать к новым формированиям и переформированиям одних учреждений в другие. Надо было производить передислокацию лечебных учреждений, не считаясь с наличием площадей для их развертывания. Все эти мероприятия нередко осуществлялись в процессе ожесточенных боев, когда резко осложнялись возможности использования ближайших к фронту путей сообщения.

В этом отношении чрезвычайно показательны были бои на сталинградском направлении с 17 июля по 19 ноября 1942 года.

Немецко-фашистские войска, перейдя 28 июня в наступление на Юго-Западном направлении, прорвали оборону Юго-Западного и Брянского фронтов, вышли на Дон южнее Воронежа и, имея превосходство в живой силе и боевой технике, повели быстрыми темпами наступление в юго-восточном направлении. Создалась угроза Сталинграду, железнодорожному и водному сообщению центра страны с нефтяным районом. Чтобы предотвратить эту угрозу, Ставка Верховного Главнокомандования в первых числах июля стала выдвигать на рубеж река Дон, Сталинград из своего резерва 63, 62 и 64-ю армии, а 12 июля образовала на базе Юго-Западного фронта Сталинградский фронт, подчинила ему эти армии и обязала его командование организовать оборону по северному берегу Дона. В состав фронта вошли также 21-я и 8-я воздушная армии бывшего Юго-Западного фронта. 5 августа Ставка, стремясь облегчить управление войсками, разделила этот фронт на два - Сталинградский и Юго-Восточный. Это потребовало на ходу создавать комплект медицинских учреждений для Юго-Восточного фронта. Его управление создавалось на базе управления 1-й танковой армии. В состав фронта включались 64, 51, 57-я и 9 августа прибывшая из Резерва Ставки в район Сталинграда 1-я гвардейская армии. 29 августа в его состав вошла и 62-я армия. 31 августа Ставка приказала переформировать управление Сталинградского военного округа, дислоцировавшееся в Астрахани, в управление 28-й армии, возложив на нее задачу не допустить вражеские войска к Волге в районе Астрахани.

12 сентября гитлеровцы вели боевые действия на подступах к Сталинграду. 28 сентября Сталинградский фронт был переименован в Донской, а Юго-Восточный - в Сталинградский.

Коечная сеть во фронтах и в Сталинграде была незначительной. Ее пришлось увеличивать за счет перемещения госпиталей из других районов. Увеличивалась она медленно, в ходе тяжелых оборонительных боев. Так, с 16 августа по 16 сентября она возросла в 2,2 раза, к 28 октября - в 3,6 раза, а к 25 ноября - в 5 раз. Отсутствие жилого фонда вынуждало размещать госпитали в землянках. Этот опыт показал, насколько важно учить медицинский состав не только ППГ, но и ЭГ работать в условиях полевого расквартирования. Многие врачи привыкали к этому с трудом. Эвакуация раненых и больных из Сталинграда осуществлялась всеми видами санитарного транспорта, но наибольшее значение до августа имели военно-транспортные суда, которые были превращены в хорошо оборудованные и оснащенные подвижные госпитали. Но медицинский транспорт, несмотря на наличие опознавательных знаков, систематически подвергался преднамеренным ударам вражеской авиации.

Организация лечебно-эвакуационного обеспечения войск 62-й и 64-й армий резко осложнилась. 23 августа Сталинград подвергся разрушительной авиационной бомбардировке, которая повторилась 2 сентября. Переправляться через Волгу можно было только ночью, часто под минометным и артиллерийским огнем. К 15 сентября все переправы в городе были уничтожены. С 24 сентября эвакуация раненых осуществлялась только на бронекатерах Волжской военной флотилии. Войсковая и армейская медицинская служба работала не только под снарядами и минами, но и под огней вражеских автоматчиков. В этих условиях медицинские работники, особенно 62-й армии, проявляли массовый героизм и отвагу. Объем хирургической помощи в лечебных учреждениях войсковой медицинской службы, дислоцированных на правом берегу Волги, был вынужденно сведен к жесткому минимуму. Центр хирургической работы пришлось перенести на левый берег Волги, где дислоцировались ППГ и ЭГ, которые были усилены специалистами-хирургами и врачами других специальностей.


22 октября директивой Ставки был создан новый, Юго-Западный фронт. Управление его формировалось на базе управления 1-й гвардейской армии, в состав были переданы из Донского фронта 63-я армия, вскоре переименованная в 1-ю гвардейскую, 21-я армия и из Резерва Ставки 5-я танковая и 7-я воздушная армии. Вслед за этим началась непосредственная подготовка контрнаступления, имевшего целью окружение и уничтожение войск 6-й полевой и части сил 4-й танковой немецких армий, втянувшихся в бои за Сталинград и пытавшихся любой ценой овладеть им. Подготовка велась в строжайшем секрете. Круг допущенных к ней лиц исчислялся единицами. Он расширился к концу подготовки и опять-таки ограничивался людьми, имевшими отношение к материальному обеспечению контрнаступления, к рекогносцировке и взаимодействию родов войск на местности.

Медицинское обеспечение фронтов должно было базироваться на те учреждения, которые были в армиях, во фронтах и в ближайших к ним районах. Показанный выше рост коечной сети позволил обеспечить нужды вновь созданного Юго-Западного фронта.

На 15 ноября фронт имел 60 госпиталей на 23200 штатных мест.

Из 60 госпиталей 38 находились в армиях. В них насчитывалось 38% всех штатных коек, которыми располагал фронт. Однако госпитальные базы располагались от переднего края войск в 100 километрах и более, а фронтовая база - в 200-250 километрах. Это хотя и соответствовало существовавшим наставлениям, в том числе и "Наставлению по санитарной службе", вышедшему в свет в 1941 году, но не вполне отвечало поставленным задачам. Не учитывались более чем стокилометровый путь эвакуации раненых в холодное время года, отсутствие в полосе наступления железных дорог и крайняя нежелательность свертывания и перемещения армейских госпиталей в ходе операции при малом их числе в армиях и во фронте.

Ударную группировку Юго-Западного фронта составляли 5-я танковая и 21-я армии. Они должны были пройти с боями соответственно 140 и 100-110, а 1-я гвардейская армия - 30-35 километров. Если оперативное построение фронта было одноэшелонным, то построение армий ударной группировки - двухэшелонным, куда входили стрелковые и танковые дивизии, механизированные и кавалерийские корпуса.

На направлениях главных ударов войска фронта имели над противником необходимое превосходство в силах. Если бы это было известно начальникам тыла и медицинской службы фронта А. И. Шебунину и С. А. Семеке, то они могли бы повлиять на изменение дислокации госпитальных баз 5-й танковой и 21-й армий в исходном положении для наступления ближе к войскам.

Сталинградский фронт наносил главный удар 64, 57 и 51-й армиями в полосе шириной 180 километров. Общая протяженность участков прорыва составляла 40 километров. Глубина операции для 64-й армии была в пределах 10-15, для 57-й - 45-50, для 51-й армии - 90 километров.

Фронт на 15 ноября имел 119 госпиталей на 62400 штатных койко-мест.

62-я армия должна была прочно удерживать занимаемые позиции и не позволить противнику снимать противостоящие ей части для переброски на другие участки фронта, а 28-я, кроме того, - удерживать астраханский оборонительный обвод и быть готовой перейти в наступление против 16-й моторизованной дивизии противника и овладеть Элистой.

Из имевшихся в 64, 57 и 51-й армиях 13 стрелковых дивизий, 5 танковых бригад, 23 артиллерийских и минометных полков к участию в прорыве обороны привлекались 8 стрелковых дивизий, все 5 танковых бригад и 12 артиллерийских и минометных полков. 13-й и 4-й механизированные и 4-й кавалерийский корпуса предназначались для ввода в прорыв и окружения противника путем создания внутреннего и внешнего фронта окружения.

Госпитальные базы 57-й и 51-й армий располагались на расстоянии 150-160 километров от исходного положения для наступления и 200-240 километров от рубежей, на которые они должны были выйти, выполняя поставленные задачи. По медицинским соображениям требовалось их приближение. Однако сложившаяся обстановка и отсутствие необходимой железнодорожной сети не позволяли этого сделать.

Донской фронт получил задачу разгромить вражеские войска, действовавшие в малой излучине Дона. Для выполнения этой задачи привлекались 65-я и 24-я армии. 65-я армия имела полосу наступления шириной 80 километров. Она должна была прорвать оборону противника на участке 6 километров. Прорыв осуществляли 4 стрелковые дивизии из 9 имевшихся, 2 танковые бригады и 9 артиллерийских и минометных полков. Глубина операции - 60 километров. 24-й армии было приказано прорвать вражескую оборону на участке 4,5 километра силами 6 стрелковых дивизий, усиленных танковой бригадой, 7 артиллерийскими полками и 4 полками реактивной артиллерии. Две стрелковые дивизии действовали во втором эшелоне армии. Для развития успеха армии использовался 16-й танковый корпус. Глубина операции - 20 километров.

Донской фронт имел 82 госпиталя на 31900 штатных койко-мест.

Расстояние от переднего края войск 65-й и 24-й армий до расположения их госпитальных баз не превышало соответственно 50 и 75, а глубина операции - 60 и 20 километров. Все это выгодно отличало медицинское обеспечение этих армий от армий Юго-Западного и Сталинградского фронтов.


Войска Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов, перейдя в контрнаступление 19-20 ноября, выполнили поставленную перед ними задачу. Для этого потребовалось 5-6 дней. 23 ноября они окружили войска 6-й полевой и 4-й танковой немецких армий в количестве 22 дивизий и 160 отдельных частей и незамедлительно приступили к их ликвидации. Но сил и средств было мало, пришлось отсрочить эту задачу, а также принять меры по усилению внешнего фронта окружения с целью предотвращения деблокирования противником своих войск. Учитывая, что к началу контрнаступления гитлеровцы имели незначительное превосходство в авиации, а мы имели превосходство в людях (1,2:1), танках, артиллерии и минометах, нужно признать наши потери ранеными небольшими. Так, 5-я танковая армия Юго-Западного фронта, действовавшая на направлении главного удара, в период с 15 по 30 ноября потеряла ранеными 8499 и больными 906 человек. В 57-й армии Сталинградского фронта за этот же период было ранено 6665 солдат и офицеров, из которых 750 поступили в ППГ, минуя медсанбаты. Колебания суточных потерь 57-й армии с 20 по 30 ноября 1942 года были сравнительно небольшими, минимальная цифра 258, а максимальная - 814 человек.

Сравнительно небольшие потери этих армий можно и нужно объяснить искусным сосредоточением сил и средств, превосходство в которых над противостоящим противником на направлениях главных ударов армий было в несколько раз, а также возросшим мастерством действий танковых, механизированных и кавалерийских корпусов, чьи смелые и решительные действия во многом решили успех операции.

Медицинская служба фронтов и армий со своими задачами тоже справилась. Чрезмерно большие расстояния от армейских баз до переднего края войск, особенно на Юго-Западном фронте, в создавшейся обстановке нельзя было сократить. Железные дороги не справлялись с воинскими перевозками. Из-за этого пришлось даже перенести срок начала контрнаступления. Скрытность подготовки к нему диктовала необходимость производить сосредоточение войск и внутрифронтовые перегруппировки только в темное время суток. Я был на Юго-Западном фронте в период формирования полевого управления фронта и подготовки к контрнаступлению. В условиях затруднений с железнодорожной эвакуацией, отсутствия крупных населенных пунктов в полосе фронта мы пришли к единому мнению: предпочесть систему лечения раненых на месте, размещая госпитали в мелких населенных пунктах. Результаты были хорошими с учетом большого плеча эвакуации в армейских тыловых районах Юго-Западного и Сталинградского фронтов.

Спустя несколько месяцев после Сталинградской битвы, 14 июня 1943 года, на Воронежском фронте состоялась фронтовая конференция хирургов. На ней я присутствовал и выступал. Подводились итоги работы медицинской службы в зимних наступательных операциях Воронежского фронта, продолжавшихся четыре месяца.

Вскрытые на конференции недостатки в организации медицинского обеспечения наступательных боевых действий и пути их устранения имели общее значение, поскольку наблюдались и во время разгрома врага под Сталинградом. Поэтому хочу кратко остановиться на сущности этой конференции.

Железнодорожная эвакуация раненых была сведена к минимуму. Сеть грунтовых дорог была недостаточной, автомобильного транспорта не хватало. В лечебно-эвакуационном обеспечении действующих войск преобладала система лечения на месте. Ее проведение в наступательных операциях требовало, чтобы не только ППГ, но и ЭГ непрерывно следовали за продвигающимися вперед войсками. Однако создание и поддержание резерва ППГ и ЭГ во фронте начались с опозданием. Госпитали, свернутые для передислокации вперед, простаивали на пути следования. Передислокация эвакогоспиталей из фронтовой базы в армейские тыловые районы была затруднена. Они оказались сильно оторванными от войск.

Особое внимание руководящих медицинских работников фронта обращалось на то, что резерв госпиталей необходимо было создавать заблаговременно, в период подготовки к наступлению и любой ценой, даже за счет жесткого уплотнения остающихся госпиталей. Для медицинского обеспечения продвигающихся вперед соединений требовалось предусмотреть резервирование около 50% госпиталей армий и фронта в исходном положении для наступления. Только это могло обеспечить их продвижение вперед, учитывая, что армейский и фронтовой санитарный транспорт после разгрузки раненых возвращается порожняком.

Определяющим критерием выбора мест развертывания госпиталей, пусть даже в условиях полевого расквартирования, должны являться эвакуационные потоки раненых на направлениях главных группировок войск. От этого зависит быстрота поступления раненых в госпитали по назначению, сокращение сроков и улучшение исходов лечения, наиболее рациональное использование госпиталей и транспортных средств. Особенно высокой маневренностью должны обладать госпитали для легкораненых. Их необходимо учить походной лагерной жизни, перемещаться вместе с ранеными.

На конференции было подвергнуто критическому анализу оперативное руководство службой со стороны медицинских начальников всех степеней. Резерв госпиталей сам по себе не решает этого вопроса. Своевременный маневр силами и средствами предполагает систематическое знание боевой обстановки. Только при этом маневр будет предшествовать событиям, а не "штопать" их последствия.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А. С., подборка материалов, статьи, разработка ПО 2010-2017
Саенко Инна Александровна, автор статей
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://m-sestra.ru/ 'M-Sestra.ru: Сестринское дело'

Рейтинг@Mail.ru