БИБЛИОТЕКА
МАНИПУЛЯЦИИ
ЗАБОЛЕВАНИЯ
БАЗОВЫЕ ВОПРОСЫ;
КУРОРТОЛОГИЯ;
ССЫЛКИ
О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Памятная Восточно-Карпатская

8 сентября 1944 года 1-й и 4-й Украинские фронты вынужденно, раньше чем следовало, начали Восточно-Карпатскую операцию. Неожиданность ее и срочные сроки подготовки обусловливались обращением от имени Чехословацкого правительства посла Чехословакии в Москве к Советскому правительству с просьбой оказать помощь Словацкому национальному восстанию.

Цель операции сводилась к тому, чтобы ударом на Дуклу и далее на Прешов выйти в Словакию и соединиться с повстанцами.

38-я армия 1-го Украинского фронта и 1-я гвардейская армия 4-го Украинского фронта в ходе Львовско-Сандомирской операции не дошли только несколько десятков километров до чехословацкой границы. Однако этот рубеж представлял собой горную цепь Восточных Бескид высотой до 865 метров, где немцы заблаговременно и тщательно подготовили оборону. Наши войска после наступательной операции устали, нуждались в отдыхе и пополнении личным составом и боевой техникой. Но необходимо было быстро откликнуться на просьбу славянских братьев. Оказание помощи словацким повстанцам с юга с военной точки зрения выглядело более целесообразным, но для этого необходимо было сначала закончить Белградскую и Дебреценскую операции и выйти на границу Словакии, на что требовалось немало времени.

Начмедарм 38-й армии полковник медицинской службы П. А. Харченко, исходя из того, что операцию предполагалось закончить в течение пяти суток с выходом войск на линию станция Любовня, Люботин, Прешов, то есть на глубину до 95 километров, рассчитал, что санитарные потери составят примерно 11600 человек.

Идея операции основывалась на быстром прорыве обороны противника на участке 8 километров 4 стрелковыми дивизиями, обеспеченными 200 орудиями и минометами на километр фронта, разгроме главных сил вражеских войск в предгорьях Карпат и соединении 25-го танкового и 1-го гвардейского кавалерийского корпусов со словацкими войсками и партизанами. При этом учитывалось обещание командования Восточно-Словацкого корпуса в случае нашего наступления нанести удар в направлении Кросно, то есть навстречу войскам 38-й армии, захватить Дуклинский перевал и помочь выходу советских войск в Словакию. Но это обещание, к сожалению, не было выполнено, чему я был сам свидетелем.

Операция началась 8 сентября и закончилась 28 октября 1944 года. Санитарные потери в 38-й армии с приданными ей соединениями составили пораженными в боях 38137 человек и больными 13006 человек. Количество больных, нужно сказать, было высоким, но, к счастью, не за счет эпидемических заболеваний. Они составили всего полтора процента.

А район боевых действий в эпидемиологическом отношении был неблагополучным. Немецко-фашистские войска при отступлении, как правило, сжигали или подрывали жилые здания. Местное население оставалось в страшных антисанитарных условиях, что обусловливалось ив только разрушениями, но и социально-бытовыми факторами. Санитарную обработку войск со сменой нательного бадья, дезинфекцией и дезинсекцией обмундирования возможно было производить только в 52-м стрелковом корпусе, который в период операции вел преимущественно оборонительные бои, а также в частях и соединениях, вновь прибывающих и выходящих на пополнение. В таких условиях противоэпидемическую защиту боевых действий войск можно считать хорошей. Мероприятия, связанные с санитарно-эпидемиологической разведкой, вследствие медленного продвижения вперед наших войск проводились тщательным образом во всех населенных пунктах. Особое внимание уделялось своевременному выявлению эпидемических заболеваний, а также водоисточникам.

Как же проходили боевые действия войск 38-й армии и как они обеспечивались в медицинском отношении?

После артиллерийской и авиационной подготовки главные силы армии утром 8 сентября перешли в наступление и к исходу дня прорвали оборону противника в центре на фронте 12 километров и на столько же продвинулись на глубину. На флангах же стрелковые соединения, имевшие мало артиллерии и очень растянутые по фронту, успеха не достигли. Так, 304-я и 305-я дивизии правофлангового 52-го стрелкового корпуса не смогли продвинуться вперед, чтобы прикрыть правый фланг армии от контрудара противника. Левофланговый 67-й стрелковый корпус не смог взять город Кросно, находившийся в пределах нескольких километров от исходного положения войск для наступления. Учитывая недостаток танков непосредственной поддержки пехоты, командующий армией еще в первой половине дня 8 сентября был вынужден отдать приказ командиру 25-го танкового корпуса выдвинуть передовые отряды для поддержки наступления войск первого эшелона и сосредоточивать главные силы корпуса на исходном рубеже для ввода в прорыв. Такое же приказание было дано 1-му гвардейскому кавалерийскому и 1-му Чехословацкому армейскому корпусам. Силы чехов и словаков следовали за ударной группой 25-го танкового корпуса. Нередко всем этим корпусам приходилось идти, вытянувшись в цепочку, по одной узкой дороге и систематически подвергаться артиллерийско-минометному обстрелу с естественными потерями.

Введенные в сражение 9 сентября названные корпуса нанесли противнику большой урон, но в связи с прибытием в этот район дополнительных вражеских сил не смогли развернуть фланги прорыва и выйти в оперативную глубину.

С 1 по 10 сентября 38-я армия потеряла ранеными, контужеными и обожженными 1568 человек. Абсолютное большинство их приходилось на 8, 9 и 10 сентября, из них почти треть (463 человека) на 1-й Чехословацкий армейский корпус. Эти потери, видимо, были связаны и с некоторыми упущениями со стороны командования корпуса. Кстати, 10 сентября командиром 1-го Чехословацкого армейского корпуса был назначен бригадный генерал Людвик Свобода, который до этого командовал 1-й бригадой.

Из 22 лечебных учреждений, находившихся в распоряжении 38-й армии, на 8 сентября 6-7 находились в пути следования. Два госпиталя - ХППГ и ТППГ - были развернуты в населенном пункте Дынув, в 36 километрах северо-восточнее Кросно, и 2 госпиталя - в Перемышле. Планом организации тыла и материального обеспечения, утвержденным командованием армии 8 сентября, организация медицинского обеспечения предусматривала развертывание госпитального коллектора в составе 7 госпиталей на 2800 штатных коек, содержание в резерве начмедарма 8 госпиталей, из них только 3 ХППГ, остальные - 2 ГЛР и 3 ЭГ - с дислокацией в Жешуве, это 44 километра по прямой северо-восточнее Кросно, что много для госпиталей, не имеющих своего транспорта.

С продвижением войск вперед предполагалось развернуть ХППГ 1-й линии - один для 52-го и 101-го стрелковых корпусов в Ясло и один для 67-го корпуса в Кросно.

С выходом на рубеж Грабув, Бардейев госпитальную базу намечалось развернуть за счет резервных госпиталей в районе Зборов, Смильно, Бехеров, Горлице. Железнодорожная эвакуация раненых в ГБФ предполагалась на Перемышль.

Этот план имел много слабых сторон. Главные из них сводятся к следующему.

Для медицинского обеспечения прорыва обороны противника с ожидаемыми санитарными потерями в течение пяти дней в количестве 11600 человек число развернутых коек было явно недостаточным. Дислокация госпиталей тоже оставляла желать лучшего. Главное - их разбросанность по фронту и удаленность в глубину от исходного положения для наступления. Эти семь госпиталей с успехом и несомненной пользой для раненых можно было развернуть вместо медсанбатов и до начала их следования за своими дивизиями использовать медицинский персонал и имущество этих подразделений. Начмедарм П. А. Харченко в своем отчете ссылался на недостаток жилого фонда и дорог. Нельзя этот довод признать убедительным. Там, где развертываются медсанбаты, полевые госпитали тоже всегда могут разместиться. Как говорится, красна изба не углами, а пирогами. Хорош полевой госпиталь тот, где быстро принимают раненых, вовремя оказывают им квалифицированную хирургическую помощь, надлежащим образом ведут за ними уход, особенно послеоперационный, и предоставляют необходимый покой и хорошее питание.

Нельзя признать также правильной дислокацию резерва госпиталей на удалении 44 километров от войск по прямой, а учитывая слабую сеть дорог и предгорную местность, до 70 километров. Можно ли было быстро повлиять на ход медицинского обеспечения войск при такой удаленности резерва госпиталей в наступательной операции, да еще при условии, что в своем абсолютном большинстве они не имели своего транспорта? Конечно, нельзя.

Предполагаемая дислокация ХППГ 1-й линии в Ясло и Кросно не позволяла им оказывать помощь медсанбатам дивизий, которые несли большие потери. Эти госпитали в ходе выполнения запланированной операции находились бы на полпути между медсанбатами и армейским госпитальным коллектором и ходом событий превращались бы в промежуточный и лишний этап эвакуации и лечения.

Положительной стороной этого плана, однако, был выбор района дислокации 2-го армейского госпитального коллектора, когда войска армии должны были бы выйти на рубеж Грыбув, Зборов. Расстояние от госпиталей коллектора до войск было бы не больше шестнадцати километров. Но этому, как мы увидим, не суждено было осуществиться.


С утра 9 сентября перешел в наступление 107-й стрелковый корпус 1-й гвардейской армии 4-го Украинского фронта. Он форсировал реку Сан у города Санок и за сутки смог продвинуться только на 4-5 километров. Противник, разоружив Восточно-Словацкий корпус, все силы бросил против советских войск. Кроме этого, к 10 сентября немецким командованием была снята дивизия, находившаяся в полосе обороны 60-й армии 1-го Украинского фронта, и переброшена в район действий 37-й армии и правого крыла 4-го Украинского фронта.

Вследствие этого боевые действия наших войск с 11 сентября шли с отклонениями от первоначально намеченного плана. Стали резко возрастать силы и средства наших войск и противника. Развернулись ожесточенные и кровопролитные бои, в результате которых 38-я армия, усиленная 4-м гвардейским и 31-м танковыми корпусами, к 20 сентября овладела опорным пунктом противника Дукля и вышла во фланг и тыл его группировке, противостоявшей 38-й армии, вынудив ее к отступлению.

В ходе этих ожесточенных боев 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 70-я гвардейская стрелковая дивизия были вынуждены несколько дней сражаться в окружении. 1-я гвардейская армия 4-го Украинского фронта, преодолевая упорное сопротивление врага и вводя в ходе боев новые соединения, 20 сентября вступила на территорию Чехословакии в районе Калинова, более тридцати километров юго-западнее города Санок. Но это заставило немецко-фашистское командование увеличить силы и средства, противостоявшие гвардейцам, что вынудило их в конце сентября перейти к обороне.

Рассмотрим, как проходило медицинское обеспечение боевых действий войск 38-й армии.

С 11 по 20 сентября 38-я армия потеряла пораженными в боях 13491 человека, из них на 1-й Чехословацкий армейский корпус приходилось 1510 человек, или более 11,2%. Больных было 842 человека, или более 6% от общего числа потерь. Возникновение такого количества потерь, естественно, поставило в трудное положение медицинский персонал армейского госпитального коллектора, имеющего 2800 мест. Его усиление личным составом резервных госпиталей, которое произвел начмедарм, несколько снизило физическую напряженность в работе, но не изменило коренным образом медицинской обстановки, не сократило плеча санитарной эвакуации раненых.

В своем отчете начмедарм обошел молчанием вопрос о том, где были развернуты резервные госпитали. Судя по его утверждению, ЭГ и 2 ГЛР только 12 сентября убыли из Перемышля. Железнодорожное сообщение до Кросно было восстановлено только во второй половине октября, а санитарные летучки для перевозки тяжелораненых стали курсировать уже после окончания операций. Все это дает основание утверждать, что они развернулись в соответствии с планом в городе Жешуве. А как уже говорилось, расстояние от Кросно до Жешува по прямой было более 40 километров.

Войска 38-й армии, в том числе и 1-го Чехословацкого армейского корпуса, к 6 октября продвинулись вперед от Кросно более чем на 20 километров, овладели Дуклинским перевалом и вступили в Словакию, захватив населенный пункт Вишня-Комарник. Чехословацкие войска пришли на родную землю. День 6 октября стал праздником Чехословацкой народной армии.

Глубина наступления ограничивалась на правом фланге населенным пунктом Дембовец, южнее города Ясло, а на левом - Вишня-Комарником, в двух километрах южнее Дуклинского перевала на территории Словакии. Это обстоятельство внесло существенные коррективы в план медицинского обеспечения войск. Второй госпитальный коллектор не развертывался. Количество раненых намного превысило ожидаемое. С 21 по 30 сентября потери хотя и уменьшились по сравнению с предыдущей декадой, все же составили 6894 человека. Расположение ХППГ 1-й линии в Кросно после занятия этого города не облегчило работу медсанбатов, тем более что город обстреливался немцами из дальнобойной артиллерии.

На 1 октября в госпиталях армии было развернуто 8800 коек, находилось на лечении 8804 человека. Но это совершенно не значило, что не было перегрузки госпиталей. За сентябрь эвакуировались в передовые ГБФ 15925 человек. Все эти раненые проходили через госпитальный коллектор с 2800 штатными койками. Эвакуация осуществлялась только автотранспортом, и плечо ее было значительным: самая близкая ГБФ размещалась в Жешуве, там же, где находился резерв армейских госпиталей.

Накал боев во второй половине сентября и в октябре не уменьшился. За октябрь потери армии составили 26110 человек, из них в 1-м Чехословацком корпусе - 943 человека. 28 октября армия перешла к обороне.

Ранее говорилось, что 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 70-я гвардейская стрелковая дивизия были вынуждены несколько дней вести бои в окружении. При помощи санитарной авиации в ночное время они обеспечивались необходимыми медикаментами и перевязочными материалами, а обратными рейсами вывозились раненые. Оказание квалифицированной хирургической помощи ни на один час не прекращалось. Руководил этой работой непосредственно начальник медицинской службы фронта Н. П. Устинов, прибывший специально с этой целью в 38-ю армию.

6 октября 2-й Украинский фронт начал Дебреценскую операцию. Она носила ожесточенный характер и длилась 23 дня. Немецко-фашистское командование отдавало себе отчет в том, что от ее исхода зависят отношения с давним и последним в юго-восточной Европе союзником. Гитлеровские войска упорно сопротивлялись наступательному порыву сил фронта, но приостановить его уже не могли. Они вынуждены были отвести свои соединения перед центром и левым крылом 4-го Украинского фронта, чем незамедлительно воспользовалось наше командование. Фронт перешел к преследованию противника. Была прервана железнодорожная связь между трансильванской и будапештской группировками врага. Таким образом, директива Ставки от 5 сентября командующему 2-м Украинским фронтом была выполнена. Закарпатская Украина на своем первом съезде Народных комитетов, открывшемся 26 ноября 1944 года, соединилась со своими братьями и своей Родиной, войдя в состав УССР. Правительства Чехословакии и СССР заключили договор, согласно которому Закарпатская Украина выходила из состава Чехословакии и включалась в состав нашей страны.

Как же осуществлялось наступление 4-го Украинского фронта и медицинское обеспечение боевых действий его войск в Карпатско-Ужгородской, которая была продолжением Восточно-Карпатской операции? 4-й Украинский фронт, как уже говорилось, был образован в составе левого крыла войск 1-го Украинского фронта в соответствии с директивой от 30 июля 1944 года и приступил к управлению войсками 5 августа*. В это время 1-й Украинский фронт проводил Львовско-Сандомирскую операцию. 27 июля 13-я армия правой группировки фронта форсировала реку Вислок, правый приток Вислы, а левая ударная группировка в составе 60, 38, 1-й гвардейской и 18-й армий захватила Перемышль, форсировала реку Сан и вступила на территорию Закарпатской Украины. Главные силы фронта стали сосредоточивать свое внимание на форсировании Вислы, захвате, удержании и расширении плацдармов на ее западном берегу, для чего были брошены три общевойсковые и три танковые армии. Этого требовала конечная цель войны: разгром врага в его логове - Берлине. Плацдармы на Висле открывали дорогу на Берлин.

* (ЦАМО, ф. 3, оп. 11558, д. 16, л. 40.)

Левофланговые армии вели наступление в Закарпатской Украине, которое получило самостоятельное направление и требовало подготовки управления войсками в горных условиях. Боевые действия и их медицинское обеспечение в горах имели специфические особенности. К 29 августа наступательные действия в Закарпатской Украине закончились. Войска (38-я армия 1-го Украинского фронта) вышли на линию Кросно, Санок, Сколе и перешли к обороне. Командующий 4-м Украинским фронтом получил 29 августа директиву Верховного Главнокомандования перейти к обороне, подготовив в полосе фронта не менее трех рубежей общей глубиной 30-40 километров и сосредоточив на основных направлениях корпусные, армейские и фронтовые резервы*.

* (ЦАМО, ф. 3, оп. 11566, д. 16, л. 109.)

В состав фронта вошли 1-я гвардейская, 18-я и 8-я воздушная армии, 17-й гвардейский стрелковый корпус и другие части и соединения.

Вслед за переходом 9 сентября к активным действиям одного корпуса 1-й гвардейской армии и стягиванием немецко-фашистских сил в районы нашего наступления Ставка приняла предложение Военного совета 4-го Украинского фронта от 13 сентября наступать всем фронтом. Это лишало противника свободы маневра войсками между многочисленными направлениями нашего нажима, не имевшими между собой локтевого соприкосновения, не позволявшими перерезать немногочисленные шоссейные и железнодорожные пути связи и в случаях задержки своевременного отхода вражеских соединений уничтожать их по частям. Планировалось пять направлений для наступления войск фронта. Приняв это предложение, Ставка при этом указала, что главным направлением должно быть Каманьча, Гуменне, Михальовце. Оно выходило прямым путем на северо-восточную часть Средне-Дунайской низменности, куда 2-й Украинский фронт получил в конце августа указание подвернуть правофланговые армии на Клуж, Быстрицу и далее на Дебрецен и Сату-Маре, в тыл 1-й венгерской армии и левого крыла 1-й танковой армии немцев. 40-я армия 2-го Украинского фронта, 4-я румынская и 27-я армии перешли севернее Сату-Маре чехословацко-румынско-венгерскую, а южнее - румынско-венгерскую границы и к 28 октября вышли на линию Чоп, Уйфехерто и Тисафюред западнее Дебрецена. Это вынудило врага уже до середины октября начать отвод войск из района Восточных Карпат.

Медицинская служба вновь организованного 4-го Украинского фронта на 5 сентября 1944 года располагала 91 госпиталем на 46300 коек.

На 9 сентября в городах Самбор, Стрый было развернуто 4 ХППГ, 2 ТГШГ, 3 ИППГ и 1 ЭП, всего на 1505 коек, занято 630 коек. В городе Залещики находилось ЗЭГ, 1 СГ и 1 ГЛР, всего на 4000 коек, 740 из которых были заняты. В Коломые действовали 3 госпиталя (в том числе 1 ХППГ) на 1592 койки, из них занято 679. В городах Станиславе и Галиче работало 11 ЭГ, 4 ГЛР и 2 СГ, всего на 13100 штатных коек. Фактически было развернуто 11370 коек, из них 2790 были заняты. И наконец, в городе Чертков, самом отдаленном от линии фронта, находилось 7 ЭГ на 9200 штатных коек. Развернуто было только 4511, из которых 2226 занято. Таким образом, 41 госпиталь и 1 ЭП фронтового подчинения могли иметь 29400 коек, развернули 22978. Госпитали на 6420 коек находились в свернутом состоянии и являлись резервом. В связи с переходом 11 сентября в наступление (вслед за соединениями 1-й гвардейской армии) 17-го гвардейского стрелкового корпуса, дивизии которого наступали с востока на запад, медицинское обеспечение его осуществляли госпитали в Коломые. Среди них не было ППГ. Соединения 18-й армии с 18 сентября наступали, как и 1-я гвардейская армия, с севера на юг.

К 1 октября резерв госпиталей фронта был выдвинут ближе к войскам. Это было важно, учитывая предстоящие бои за Дуклинский, Родощицкий и Русский перевалы. В центре полосы наступления фронта, в армейском тыловом районе, в городах Стрый и Самбор было уже развернуто 5800 коек. Кроме этого был создан резерв госпиталей на 2700 коек.

Начальник медицинской службы фронта генерал-майор медицинской службы И. И. Ставицкий и главный хирург фронта профессор подполковник медицинской службы Б. Д. Добычин, как рачительные руководители, проявляли должную заботу о создании нормальных условий для работы хирургов и терапевтов в госпиталях 1-й гвардейской и 18-й армий фронта. Однако они не придали должного внимания медицинскому обеспечению боевых действий 17-го гвардейского стрелкового корпуса, действовавшего на самостоятельном направлении. В их распоряжении находилось по две автосанитарных и конно-санитарные роты и по две отдельные роты медицинского усиления (ОРМУ), а также 24 санитарных самолета. В чем проявилось это невнимание, видно из донесения Ставицкого члену Военного совета фронта Л. З. Мехлису от 3 октября 1944 года. 310-й полк 8-й стрелковой дивизии, сообщал он, с 13 по 15 сентября вел боевые действия в тылу врага. За период с 11 по 26 сентября из 549 раненых, прошедших через медсанбат, 79 поступили на ПМП более чем через 10 часов после ранения, а некоторые даже через двое суток. Это же произошло и во 2-й воздушно-десантной дивизии. Из 439 раненых, побывавших с 11 по 25 сентября в медсанбате, 89 были доставлены на ПМП через 10 часов. Медицинская служба располагала временем для обучения личного состава работе в горной местности. 17-й гвардейский стрелковый корпус действовал на левом крыле фронта на удалении (в исходном положении для наступления) 90 километров от левого фланга 18-й армии. Медицинская служба фронта не усилила корпус хотя бы одним-двумя работниками для управления работой медицинской службы дивизий. Более того, только в ходе боевых действий корпус был обеспечен автотранспортом. Начальник медицинской службы корпуса был лишен возможности пользоваться санитарным самолетом для личного ознакомления с делами в дивизии.

Начмедармы 1-й гвардейской и 18-й армий полковники медицинской службы М. А. Хорст и Н. Г. Костев были опытными руководителями. К началу боевых действий ГБА 1-й гвардейской была развернута в районе Самбора, 18-й армии - в районе Долинка, Болехов, 30 километров южнее Стрыя. К 1 октября ГБА 1-й гвардейской армии из района Самбора передислоцировалась ближе к войскам, южнее Санок, а 18-й армии - южнее Самбора; часть госпиталей оставалась в Болехове.

Потери ранеными и больными за период с 9 сентября по 1 октября понесли соответственно: 1-я гвардейская армия - 13362 и 2826, 17-й гвардейский стрелковый корпус - 1625 и 492, 18-я армия - 11552 и 4892 человек.

4-й Украинский фронт имел возможность провести подготовку войск к действиям в горах, чем и воспользовалась военно-медицинская служба. Исключение составил 17-й гвардейский стрелковый корпус, о чем было сказано. Эвакуация раненых с поля боя осуществлялась главным образом санитарами-носильщиками и вьючным конным транспортом. Розыск раненых в труднодоступных местах проводился систематическим их прочесыванием. Для ускорения доставки раненых на ПМП организовывались питательно-обогревательные пункты, где производилась и перегрузка раненых, если их дислокация способствовала дальнейшей эвакуации людей конным или автосанитарным транспортом. Эти пункты сыграли заметную роль, когда войска фронта вели ожесточенные бои за перевалы, в частности, 18-я армия за Ужоксский. В первые три часа после ранения выносилось с поля боя и доставлялось на БМП в сентябре более 92%, в октябре - 85%, а на ПМП - в сентябре 77,8% и в октябре 74% раненых! Это отличный показатель. Он явился результатом хорошей организации воспитательной и. политической работы с личным составом медицинской службы войскового звена. Вполне удовлетворительными были и сроки доставки пострадавших в медсанбаты. Вынос их с поля боя и транспортировка в медсанбаты в первые восемь часов с момента ранения в предгорьях Карпат и в Карпаты достигала соответственно 75% и 56%.

Одной из причин этого следует считать хорошо поставленную политическую и воспитательную работу. Партийные органы и партийные организации 18-й армии целеустремленно поработали, чтобы раненым на месте ранения оказывалась первая помощь и чтобы они как можно быстрее доставлялись в медицинские учреждения, где ими занимались квалифицированные хирурги.

В эвакуации раненых в армейский и фронтовой тыловые районы главную роль играл санитарный автотранспорт. Им было перевезено 39346 человек, то есть более 81% всех раненых. За период операции за пределы ГБФ было эвакуировано около 20% раненых и больных, а возвращено в строй 52,2% от общего числа санитарных потерь.

Медицинская служба в соответствии с указанием Военного совета фронта хорошо содействовала организации здравоохранения в Закарпатской Украине и оказывала помощь населению, а также проводила профилактику эпидемических заболеваний. В селах и деревнях было развернуто 120 амбулаторных пунктов. В их работе приняло участие 110 врачей, 74 фельдшера, 135 сестер, санитарных инструкторов и санитарок. Было госпитализировано 512 больных и 72 раненых из гражданского населения. Военно-медицинские учреждения амбулаторно приняли 18301 человека. Врачи и фельдшеры посетили на дому 555 больных. Было обследовано 216 населенных пунктов и 13620 дворов, построены полевые дезинфекционные камеры и бани, в которых произведена дезинсекция и дезинфекция 43100 комплектов белья и верхней одежды, а также помыто 32174 человека.

Среди санитарных потерь больные составили 25%. Наибольшее их количество фронт понес в период с 1 по 20 октября. В сентябре они составили 42,5% и с 20 октября по 1 ноября 12%. Наиболее пострадала 1-я гвардейская армия. Она первой открыла боевые действия 4-го Украинского фронта, первой пересекла границу Чехословакии и вела боевые действия дольше, чем 18-я армия и 17-й гвардейский стрелковый корпус.


Соединения 18-й армии освободили 26 октября Мукачево, а на следующий день Ужгород. 28 октября 17-й гвардейский стрелковый корпус занял Чоп. На этом закончилась Восточно-Карпатская операция. Советские войска выполнили свой интернациональный долг.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А. С., подборка материалов, статьи, разработка ПО 2010-2017
Саенко Инна Александровна, автор статей
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://m-sestra.ru/ 'M-Sestra.ru: Сестринское дело'

Рейтинг@Mail.ru